Одинцово в соц сетях:

Выборы на Рублёвке, или В поисках бомонда

Опубликовано: 31.10.2009 в 04:37

Автор:

Категории: Новости

Тэги:

  Редакционное задание по освещению процесса выборов было очень простым. «А прокатись-ка по Рублёвке. Туда вечно столичные журналисты слетаются. Может, подловишь там какой бомонд, элиту какую-нибудь…» И я поехал на Рублёвку.

  Судя по маркам автомобилей, весело разбрызгивавших весенние лужи с Рублёво-Успенского шоссе, бомонд и элита присутствовали. Самые великие автозаводы мира создавали лучшие свои творения, разумеется, для того, чтобы они могли гордо пронести  владельца и его водителя вдоль бесконечных рублёвских заборов и не менее длинных роскошных торговых рядов. Иномарки чувствовали себя здесь вольготно и привольно, одни лишь бронированные чёрные «Мерседесы» грозным кряканьем разгоняли «Лексусы», «Порше» и прочие «Майбахи» со своего державного пути.

  Первым избирательным участком, который я посетил, стала администрация Барвихинского сельского округа. Здесь непривычно тихо, особенно по сравнению с толчеёй одинцовских избирательных участков, один из которых я покинул, проголосовав, всего лишь час назад.

  Взял фотоаппарат на изготовку, жду бомонд. А он не идёт, хоть ты тресни. Ожидание растянулось минут на двадцать. Ну – никого! Пока, наконец, не пришла голосовать Любовь Алексеевна Макарова, местная барвихинская жительница 79 лет. Всю жизнь проработала бухгалтером и работником военно-учётного стола здесь же, в сельсовете, а потом – в сельской администрации.   Элита она, или бомонд? Решил оставить разрешение этого непростого вопроса редактору и ехать дальше.

  Как выяснилось, данный участок – самый маленький на Рублёвке, здесь внесены в списки всего лишь 167 избирателей. Те, кто голосуют – старинные местные жители, и у них чисто деревенская привычка голосовать с утра. Обладателей особняков в окрестностях отличают не только роскошные автомобили в собственности, но и отсутствие одинцовской регистрации. Прийти голосовать на местные участки они теоретически могут – взяв открепительный талон в избирательной комиссии по месту проживания. Или просто заглянув на ближайший избирательный участок. Но процесс непредсказуем. С таким же успехом эти люди могут проголосовать и в российском консульстве в Новой Зеландии или лондонском посольстве. Редко кто зарегистрирован по особняку. А если такая регистрация есть – люди иной раз просто не знают, к какому избирательному участку приписано их жильё. Я стал свидетелем подобного случая, когда членам избирательной комиссии пришлось подсказывать, как разыскать «свой» участок.

  А я отправился в Жуковку. Может, здесь повезёт больше? В здешнем клубе список избирателей «поувесистей» — аж 512 человек. Но тенденции те же – пожилые местные жители уже проголосовали. Вместе с ними, как рассказывают мне члены избирательной комиссии – мама будущего президента, Юлия Вениаминовна.

  Как вы думаете – за кого?

  Фотографирую какую-то девушку, опускающую бюллетень в урну. Оказалось – Светлана Тарасова, помощник воспитателя детского сада № 1475, работает здесь же, в дачном посёлке Жуковка. Опять загадка – элита она, или бомонд? Или то, и другое вместе?

  Ладно, поеду-ка я дальше. В Усово-тупик и Горки-2 решил не заезжать. Знаю я тамошних жителей, такие же вот работяги, служащие да пенсионеры.

  Добрался аж до Успенского.

  «Есть тут, — говорю, — у вас элита? А то без бомонда мне прям беда…»

  Долго смотрели бумаги избиркомовцы. «Короткова Фёкла Сидоровна не сгодится? 1914 года рождения человек, дореволюционного выпуска. Сама пришла на избирательный участок, хоть и живёт далеко, у реки».

  Махнул я рукой, и сфотографировал напоследок двух друзей-студентов, Александра и Алексея. Один – будущий учитель математики, второй – МИИГАиК заканчивает. С тем и уехал.

 Александр ЛЫЧАГИН

Комментарии

Комментарии