Одинцово в соц сетях:

Эпилог эпохи

Опубликовано: 31.10.2009 в 05:02

Автор:

Категории: Новости

Тэги: ,,

«Одинцовская неделя» / Тамара СЕМЁНОВА

…Маленькая «радиостанция» мобильника, не умолкая, посылала настойчивые сигналы откуда-то со дна сумки. Как же некстати! Руки заняты, подходит автобус… Раскапываю телефон: «Патриарх умер»…Минута горестного известия прерывается ещё одним звонком об этом, ещё одним…

Серая декабрьская слякоть. Впервые за сто лет всё наоборот. Вместо солнца, снега и мороза – зелёная трава и бутоны одуванчиков. Тепло, но сердце холодеет: умер наш Патриарх. Вчера служил, напутствовал, благословлял, а сегодня Россия скорбит о невосполнимой утрате. Ушёл поистине великий Предстоятель перед Богом и великий человек. Его величие чувствовали все.

Не раз приходилось видеть Святейшего в окружении «сильных мира сего» — людей с самых высоких ступенек гражданской власти. В любом окружении он был первым. Это было очевидно. Но, думаю, никого не ущемляло бесспорное превосходство Патриарха – так он был прост и чуток со всеми, мудр и сострадателен.

У него был великий ум, великое благородство, и его любви хватало на всех. Генералы радовались, как дети: «Я видел Патриарха, он подарил мне иконочку!». Владимир Путин, вернувшийся в Москву после тяжелейшей встречи с родственниками погибших на подводной лодке «Курск», первым позвонил Святейшему. Это достоверный факт – Патриарх в тот момент служил у нас, в Саввино-Сторожевском монастыре.

Алексий II – историческая фигура вселенского масштаба и в то же время — близкий, родной нам человек. Отец.

Патриарх Московский и всея Руси Тихон в своём «Послании к русскому народу» в 1918 году писал: «Вместе с вами Мы страждем сердцем при виде непрекращающихся бедствий в нашем Отечестве, вместе с вами молим Господа о том, чтобы Он укротил Свой гнев, доныне поядающий землю нашу. Ещё продолжается на Руси эта страшная и томительная ночь, и не видно в ней радостного рассвета. Изнемогает наша родина в тяжких муках, и нет врача, который исцелил бы её…

Где же ты, некогда могучий державный русский православный народ? Неужели ты совсем изжил свою силу? Как исполин, ты, великодушный и радостный, совершал свой великий, указанный тебе свыше путь, благовествуя всем мир, любовь и правду. И вот ныне ты лежишь поверженный в прах, попираемый своими врагами, сгорая в пламени ненависти, отчаяния и братоубийственной злобы…

Да омоется вся русская земля, как живительной росой, слезами покаяния и да процветёт снова плодами духа…».

Через 11 лет после этого послания родился Алёша Ридигер, который будет избран Патриархом Московским и всея Руси в 1990 году. В стране было такое положение, что он мог бы подписаться под каждым словом Патриарха Тихона. Распад великой державы, руины храмов, изуродованные души. Братоубийственная злоба 1993 года, завершившаяся кровавой развязкой 3-4 октября, когда только вмешательство Святейшего предотвратило гражданскую войну. Именно ему суждено было перевернуть эту страшную страницу истории страны и открыть нам следующую – с сиянием крестов и куполов, с ликующими колокольными звонами и крестными ходами, с детскими светлыми лицами в открывшихся храмах. Как же была она тяжела, как неподъёмна та кроваво-свинцовая страница, но Патриарх закрыл её. Никогда ещё в истории нашего государства Церковь не пользовалась таким авторитетом у власть предержащих. И это, несомненно, заслуга Святейшего.

В мучительном прошлом остался раскол между Церковью в Отечестве и русским церковным рассеянием. Митрополит Лавр и Святейший Патриарх Алексий II скрепили единство паствы, у которой одни корни, одна родина. Они почти одновременно ушли из этого мира, выполнив великую задачу единения, выстраданную несколькими поколениями русских эмигрантов. Даже если бы Патриарх совершил только одно это, он заслужил бы вечную память и благодарность потомков. Но он столько положил на алтарь Церкви и Отечества, что это превышает человеческое разумение. Ни один иерарх за всю историю Церкви не сделал столько, сколько сделал он. С ним был Бог, иначе это необъяснимо.

…На земле возле калиточки Патриаршего подворья в Переделкино, где скончался Святейший, несколько роз, хризантемы. Первая ночь, когда его уже нет. Он лежит в простом гробу, а не в роскошной «шкатулке» с подбитой атласом, прикреплённой сбоку крышкой, которые вошли в ритуальную моду для богатых. В руках — простой деревянный крест, простые чётки…

Эти подробности рассказал глава Одинцовского района Александр Гладышев. Вместе с супругой Татьяной всю ночь с 5 на 6 декабря он провёл у гроба Святейшего. Батюшки, сменяя друг друга, читали Евангелие. Тишина молитвы, тишина утраты, тишина слёз, которые не получается удержать даже мужчинам. Возможность проститься не перед объективами, способными выхватить и выставить на всеобщее обозрение самые сокровенные движения души…

Гладышеву открыли лицо почившего: «Он вас любил, попрощайтесь». Строгим и скорбным было лицо под обязательным для священника-монаха покровом (монашеский постриг Алексий II принял 3 марта 1961 года). В тяжёлый для России момент рассудил Господь забрать Патриарха в небесные обители. И он словно завещал нам собранность и сдержанность, жалея нас и скорбя.

«Я стоял, слушал молитвы и мысленно просил у Святейшего прощения, — говорит Александр Гладышев. — Может, какие-то мои просьбы или вопросы ранили его сердце… С ним можно было говорить, не таясь, без боязни и оглядки. Он успокаивал душу… У нас было счастье видеть, беседовать, получать благословение, просить совета и помощи у человека, который при жизни был святой. Святой человек… У него была тяжёлая жизнь, тяжёлая доля – и он справился…».

Святейший любил наш город и наш район. Несколько раз в год он приезжал в Звенигород, на Власиху к ракетчикам, в Одинцово, на подворье в Юдино. По его благословению построен величественный собор Георгия Победоносца, где Патриарх отслужил первую Божественную литургию, оказав одинцовцам столь высокую честь.

16 декабря его ждали в Саввино-Сторожевском монастыре, 17-го он должен был служить на Власихе.

Исполниться этому было не суждено…

Печаль, тревогу и надежду переживаем мы в эти дни. В тысячах храмов, открытых при Святейшем, возносятся молитвы об упокоении его души.

Возрождённые и вновь построенные храмы и обители сосчитаны. За время патриаршего служения Алексия II количество действующих храмов у нас увеличилось в десять раз! Фантастическая цифра. А вот сколько человеческих судеб спасено в этих храмах, сколько людей обрели себя — известно только Богу. Их множество. Подвиг Патриарха вывел их из мрака и безысходности неверия. И неважно, понимают они это, связывают с его именем или нет. Главное, что для него это было смыслом жизни.

«Что будет с нашей страной завтра? – писал Святейший, — куда она идёт? У многих эти вопросы вызывают тревогу и скепсис. Я отвечаю на них с оптимизмом. Убеждён, что у России великое будущее. Именно потому, что в отличие от ряда стран, которые переживают кризис религии и духовности, у нас при всех тяготах и проблемах очевиден приток людей к истинной вере, подъём народного самосознания. И возрождение Православия станет источником выздоровления, расцвета нашей страны».

Уход Патриарха. Эпилог эпохи. Печаль, тревога, надежда. И великое таинство смерти, которое, разлучая, обнажает в скорбящих и осиротевших главное, что есть в человеке — любовь.

Как её измерить, ту, что буквально хлынула вслед нашему Патриарху! Тысячи и тысячи людей у храма Христа Спасителя по несколько часов стояли в скорбной очереди, чтобы только пройти мимо гроба и поклониться Отцу Церкви. Без призывов, без принуждения, только по велению сердца. Найдётся ли в России человек, которого провожали бы так, как провожали Святейшего? Народ провожал его (или встречал?) как своего святого.

Комментарии

Комментарии