Одинцово в соц сетях:

ГЛАДЫШЕВ в эфире ВЕСТЕЙ ФМ … стенограмма

Опубликовано: 24.02.2012 в 10:54

Автор:

Категории: Новости

Тэги: ,,,,,,,,



Как уже сообщали ВОРОТА СТОЛИЦЫ, 22 февраля 2012 главу Одинцовского района Александра Гладышева пригласили в студию радиостанции «Вести-ФМ» на утро в прямом эфире с Владимиром Соловьёвым и Анной Шафран.




Шафран: Доброе утро, друзья. В этом часе у нас в гостях Глава Одинцовского муниципального района, доктор юридических наук Александр Григорьевич Гладышев. Доброе утро.
Соловьев: Вообще-то нужно быть смелым человеком, чтобы в эпоху перемен не бояться прямых вопросов. Тем более что у Вас всё время какие-то инициативы. В этом есть хитрый расчет?
Гладышев: Нет, когда я увидел, что на Болотной площади происходит, то подумал: а почему? Уникальная причина… Обвинить двух человек за то, что мы плохо живем, обвинить во всем. И я пришел к выводу: нужно законодательство, по которому социальная ответственность ляжет на местные органы власти. Чтобы я заботился о ребеночке от самого его рождения и до смерти. И лечение, и здравоохранение, и социальное обеспечение, и строительство, и образование – всё это хочу взять на себя, мне нужны полномочия.


Соловьев: Вас выбирают или назначают? И на сколько лет?
Гладышев: Я избран. У нас – на пять, где-то – на четыре.


Соловьев: Слышал, что на территории основная проблема следующая: денег нет.
Гладышев: По этому закону нам не нужны деньги от государства.


Соловьев: А откуда появятся?
Гладышев: Вот смотрел, как спорят о налоге на богатство. Дайте нам право устанавливать налог на богатых в Одинцовском районе. Мы сами решим и про заборы, и про дома…


Соловьев: Но тогда в стране появятся удельные княжества со своим Налоговым кодексом.
Гладышев: Нет, такого не будет. Ранее, в предыдущем законе, мы это делали. На территории Российской Федерации при Ельцине были такие права. А потом стали государственными полномочиями. Идея – это право собирать и устанавливать налоги. 100 % – подоходного, чтобы оставалось на территории, 10 – прибыли от работающих предприятий и 100 – дорожного сбора.


Соловьев: То есть, как говорил Солженицын: «Земству надо передать максимальные полномочия».
Гладышев: Конечно.


Соловьев: Александр Григорьевич, а сколько лет Вы возглавляете Одинцово?
Гладышев: Двадцать лет, двадцать первый.


Соловьев: А чего так долго?
Гладышев: Избирают! 86 % год назад избрали.


Соловьёв: Но у вас же с Громовым, как я понял, тяжёлые отношения. Вас, читал, долбили по полной программе. Почему проголосовали? Подкупили?
Гладышев: Подкупил!


Соловьёв: Чем?
Гладышев: Я хочу рассказать о нашей программе. Мы пишем о создании народной милиции. Я продолжу дальше: безопасность населения, пожарная…


Соловьёв: То есть, местные шерифы.
Гладышев: Да, люди будут их знать, приходить к ним. Полиция пусть занимается криминальными вопросами. А мы будем думать об общественной безопасности. Следующий вопрос…Два года назад, когда все горело, то Одинцовская Сессия приняла решение: использовать 100 млн рублей для закупки машин – пожарных, поливомоечных, милицейских и т.д. Создали хорошо-оборудованный отряд. В итоге тушили Таманскую дивизию. И осталось две машины. Представьте тот вид, в котором я был – кошмар. Затем в октябре оштрафовали на 50 тысяч рублей за нецелевое использование денежных средств, за то, что приобрели машины без конкурса.


Соловьёв: Да, слышал.
Гладышев: Такой анекдот. Надо было тушить, а вы – конкурс проведите. Да мы проводим, но только среди организаций района.


Соловьёв: Тогда точно получаются удельные княжества.
Гладышев: Да какое удельное? Владимир, ну надоедает, когда в Кабардино-Балкарии у нас выигрывают конкурс. 10 млн из 100 взяли, уехали, в конце года вернули и поблагодарили за то, что использовали… Им хватило 10 млн рублей, чтобы жить спокойно в течение года. И привлечь к ответственности за это никого невозможно! Вы прекрасно понимаете, какие существуют откаты и так далее… Действительно, на территории Одинцовского района есть фирмы, их все знаем, они участвуют, но за то, если он что-то не выполнит… У него есть и семья, и так далее, я его опозорю на всю жизнь, и он больше не будет так плохо работать.


Соловьёв: А какое население города?
Гладышев: 328 тысяч человек.


Соловьёв: Большой. Богатый?
Гладышев: Богатый. Я Вам покажу документ инновационного семинара за 89-й год. Там почему инновационного — это слово? «Об инновационном муниципальном образовании» — мы закон так называем. Там написано, что бюджет Одинцовского района составляет 20 млн рублей, и дан перечень, куда не хватает средств. Сейчас собирается 28, 8 млрд рублей. У нас на территории остаётся 6-7 млрд. Мы хотим взять на себя полномочия. Они будут нам стоить 12-14 млрд, но если их передадут, то мы заработаем в два раза больше. Столько предприятий малого бизнеса, сколько есть в Одинцово, нет нигде в Российской Федерации.


Соловьёв: Не становитесь ли Вы удельным князьком? Вас избирают на пять лет…
Гладышев: А меня можно снять. Сейчас невозможно, но мы прописываем механизм, как отрешить Главу от должности. И ещё вчера была научно-практическая конференция. Академики предложили избирать ревизионную комиссию вместе. То есть избирать всем народом. И мы обязаны и внесем поправку. Мы должны быть открыты. Потому что сейчас очень много саморегулирующихся организаций. Будет много денег, но не ответственности. Мы можем выдавать лицензии, но и отвечать будут перед нами. Если работают таджики или узбеки, то мы должны знать: легально или нелегально. Необходим комплекс мер, тех, которых сейчас нет.


Соловьёв: А ЖКХ?
Гладышев: ЖКХ — очень просто решается. То, что мы сейчас пошли по управляющим компаниям — это развалит всю структуру ЖКХ. Потому что примеров очень много. Всю муниципальную собственность, которая у нас есть, теплосеть, электросеть, водоканал, вместе с ТСЖ, сделать одну организацию. Я хочу сказать, 7% населения Одинцовского района платило за услуги ЖКХ. Затем нас заставили через суды до 100% дойти. Мы в состоянии уменьшить. Вот представьте, если мы объединяем теплосеть, электросеть, водоканал, они сейчас у нас акционерное общество, то платежи налогов между друг дружкой сразу дают сокращение на 20-30%.


Соловьёв: Ну тогда я понимаю, почему ваш закон не примут…Вы столько людей оставите без бабла.
Гладышев: Вот например про образование. Про среднее специальное, техническое, у нас все в стране забыли. Сейчас хорошего сантехника, электрика вы найти не может. А подготовить их у меня права нет. Вот у нас университет есть, я его построил. Лучший в России. Вы приедете — посмотрите. 20 тыс. кв. м. спортивных объектов построили. Они просто уникальные… Я этого ребенка взял бы к себе. И электросеть учила бы электриков, теплосеть учила бы теплотехников, сантехников учил бы водоканал. А в выходные они ходили бы в университет, получали образование. И тогда он бы законы физики понял. Когда на него что-то польется сверху, извиняюсь, в виде чего-то, он сразу бы понял, что ему надо учиться. Мы бы дали образование колледжа, и они работали бы у нас, а не те люди, которые приезжают неизвестно откуда и не знают русского языка.


Соловьёв: «Странная логика, » — пишет Руслан. «Дороги, заводы и все остальное строились на общие деньги, а не на деньги Одинцовского района. Следовательно, все, что зарабатывается в этом районе, не принадлежит только этому району».
Гладышев: Я не претендую на заводы и фабрики. Потому что у нас 48 тыс. предприятий, в том числе малого бизнеса. И здесь говорится о 100% подоходного налога с предприятий Одинцовского района.


Соловьёв: Люди просто путают подоходный налог и налог на предприятия. «Живу в Одинцовском районе. Когда будут реально оказывать помощь многодетным семьям? У меня трое детей, а помощи с приобретением квартиры никакой. Да просто даже в школу устроить ребенка — это проблема…»
Гладышев: Сейчас у нас нет полномочий по оказанию конкретной помощи. Мне в прошлом году дали сумму, 140 с лишним млн на социальную защиту. Когда я разделил на конкретного человека, получилось на тысячу с лишним рублей. Вы понимаете, да? Я сказал, вы что творите, какая социальная защита может быть у людей? Никакой.


Соловьёв: Профанация.
Гладышев: По школам. Сейчас я вам покажу документы. Строятся огромные микрорайоны. Например, Министерство обороны строит. Сказали, по инвестиционному контракту будут военные. Ни одного военного нет — продали и не подвели коммуникаций. А буду виноват я. И также они не построили ни школу, ни детский сад. А почему? потому что у меня нет полномочий следить за строительством. И вот если бы завтра этот закон был принят, то через два года я пришел бы к вам и сказал в студии о том, что 100% решен вопрос по квартирам учителям, 100% — врачам, 100% — многодетным семьям. Я знаю механизм. Никакая ипотека никому не поможет. Вы берете сейчас 5 млн рублей под 8%, через 15 лет вы должны отдать 8 млн. Механизм очень простой. Мы сейчас не имеем права ни строительные площадки выделять. Если это будут мои полномочия, то я со строительной фирмой договорюсь. Давай так, Ваня, 20% я у тебя забираю под учителей и врачей, вот я тебе даю гарантии бюджета, сколько тебе необходимо денег. Чтобы этот человек купил у тебя сейчас за 5 млн эту квартиру. А в течение 20-ти лет он отдаст тебе эти же пять миллионов. А если не отдаст, то я заплачу бюджетом. Рассрочка, но с участием муниципалитета.


Соловьёв: «Доила одна мафия, а теперь будет одна — местная. Уже проходили. Хорош…»
Гладышев: Местную еще не проходили. Когда мы готовили этот закон, Владимир Владимирович Путин сказал, что если инициатива найдет поддержку 100 тысяч человек, он вынесет закон на слушания в парламент. За неделю мы уже собрали более 100 тысяч подписей.


Соловьёв: Административными методами?
Гладышев: Нет!


Соловьёв: В детском садике выкручиваются руки, родителям говорится: «Быстро подписали!»
Гладышев: Я собрал учителей, врачей, работников детских садов, собрал всю интеллигенцию. У меня около 12 тысяч человек было на тех собраниях, которые я проводил. Голос потерял. Я рассказал. И люди обсуждают. Я предлагаю прозрачность власти. Я помню депутатский контроль. Кстати, я против выборов по партийным спискам, потому что прячется депутат, его фамилии не видно. То есть должно быть конкретно: Иванов, Сидоров, Петров. Люди должны этого человека знать и за него голосовать.


Соловьёв: Много вам приходит сообщений: «20 лет Глава района. Мое почтение. Рассказывает красиво, конечно. А что будет при другом Главе?»; «О, мужик-то гений, вот кого надо в президенты!»; «Оставить все налоги в Одинцовском районе? А как же будут жить бюджеты депрессивных районов, например, с севера?». «У меня двое сыновей. Когда в Голицыно построят спорткомплекс для детей? У нас ничего нет, все бухают». «С нынешним уровнем коррупции такие законы разрушат всю страну». «Слушаю… хочу жить в Одинцово!». Вот народ-то очень жестко вас спрашивает: «А почему генплан, принятый администрацией, не предусмотрел школы и детсад?»
Гладышев: А нет генплана, принятого администрацией. Генеральный план развития территории Одинцовского района лежит уже шесть лет неутвержденным. Он должен утверждаться Правительством Московской области.


Соловьёв: «Ну хорошо, всё понятно. А как быть районам, в которых нет предприятий? Только сельское хозяйство, и убитое».
Гладышев: Сейчас хозяева есть? Вся земелька заросла тополями и березками. Хозяин готовится продать территорию. Было бы право муниципалитета, то за счёт налога, за счет земли… Сейчас налог составляет 0,01 %. То есть бабушка и дедушка платят больше тех, кто имеет земельное богатство.


Соловьёв: А как ограничить налог?
Гладышев: Вы знаете, этого никто никогда не сделает. Мы в 90-е собирали по 54 % налога, но мы и пенсию за счет района выплачивали.


Соловьёв: Но кто ограничит?
Гладышев: Сами соберемся и определим.


Соловьёв: Как Госдума?
Гладышев: Нет, это ведь право должно быть за нами. Плохо, когда есть регионы, живущие на рыбе, а им устанавливают налоги…Люди не имеют права на рыбную ловлю. Нужна лицензия из Москвы. Ведь идиотизм, его я и хочу устранить. Вот есть 131-й Федеральный закон… Понимаю, мысли, может быть, несбыточные, но я вынес закон для обсуждения. Вот услышали бы Владимир Владимирович Путин и Дмитрий Анатольевич Медведев и предложили альтернативу. Вы знаете, 60-70 Сессий работало бы на этом законе. <…>


Соловьёв: Пишут: «Друзья, не стремитесь в Одинцово. Здесь не так сладко. Цены на продукты высокие. Хотя есть два местных рынка, езжу в Москву. За «двушку» платим 7000 рублей. Про кафе и рестораны молчу. 4 гимназия, где учатся дети, ужасная, хотя считается лучшей. Набрали пять первых классов. Постоянно сдаем деньги на ремонт то крыши, то ещё чего-нибудь. Слушаю, удивляюсь. Тот ли это район?»
Гладышев: А фамилия подписана? Я встречусь с человеком.


Соловьёв: Телефоны есть. Все их распечатаем.
Гладышев: Хорошо. Интересно посмотреть, кто имеет такое право в школах. Мы только что сделали в них ремонт. А пять первых классов, потому что детей много. У нас бум рождаемости.


Соловьёв: «Очень выгодное положение. Школ и садов нет. А к кому обращаться?» — спрашивает Андрей.
Гладышев: Люди говорили. Конечно, плохо, грязь в подъездах…Можно продолжать. И везде Глава будет говорить, если он честный человек. Если нечестный, то поднимет глаза вверх: «Виноват». Я хотел сказать, чтобы человек пришел к Главе и все наладил.


Соловьёв: А не получится наоборот? Бизнес должен заплатить денег Главе, чтобы работать. Есть удельный князь, так насыпьте ему.
Гладышев: В 93-м году мы первые в России разработали принцип регистрации предприятий – за 16 тысяч рублей за один день. Зарегистрировали 7 тысяч за полгода, теперь у нас более 48 тысяч предприятий. Сейчас тысяча – тысяча двести регистрируются, 40-50 – банкротятся. То есть Глава не может контролировать.


Соловьёв: Но у Вас будут брать еще и разрешение на землю. Зарегистрироваться легко, а дальше тяжело.
Гладышев: Наоборот, проще, потому что будет контроль.


Соловьёв: «Построили с другом дом на две квартиры. Оформлен на меня. Пытались переоформить как долевую собственность. Везде можно, а в Одинцово получается по кривой».
Гладышев: Нет закона. Обманывают.


Соловьёв: «Такого разгула чиновничьих тарифов, коррупции, как в Одинцово, нет нигде». Я Вам передам телефон.
Гладышев: Хорошо. Спасибо, что позвонили.


Соловьёв: Почему единственный детсад в Заречье переделали в частный, с неподъемной суммой оплаты? И знает ли Александр Григорьевич, как переселяют людей в Доме отдыха «КУНЦЕВО»?
Гладышев: «Абсолют банк» полностью выкупил Заречье, естественно с детсадом. Я знаю эту ситуацию. Сейчас там самые дорогие цены в Одинцовском районе. Строится новый поселок. До сих пор не даю разрешения. А чтобы построили ещё два сада, помогает Л.А.Пархоменко. ДО решил отселить из пятиэтажек в хорошие дома возле ЛЭБ500, но люди не захотели. 10 числа решение Сессии: удовлетворить… жить в старом доме.


Соловьёв: То есть нашли консенсус?
Гладышев: Нет, если люди не хотят жить в хорошем доме, то пусть остаются в квартирах с пятиметровой кухней.


Соловьёв: Денис пишет: «20 лет у власти. А разве допустима такая несменяемость?»
Гладышев: По местному самоуправлению — допустима. Но вопрос заключается в другом. Когда обсуждали проект решения, два ЛДПР-овца встали и говорят: « Давайте помечтаем, что пробили этот закон. Вы готовы уйти от власти?» Я говорю: « Я тебе обещаю, что через три года баллотироваться не буду, если это принципиально касается тебя». Были еще ветераны, которые загудели, закричали на них. У каждого собственное мнение <…. > Я не хочу обманывать людей и говорить им, что ничего не могу сделать. Или нам надо передать реальные полномочия, или придут другие люди, которые будут обладать другими качествами.


Соловьёв: Есть форма «инновационная»….
Гладышев: Мы работали со 131-м Федеральным законом. Есть наукограды, которые просят деньги и есть ЗАТО. И мы вводим новые понятия. Если будет название лучше, то назовем по-другому. <…>


Соловьёв: Спасибо, держите нас в курсе, помогите, пожалуйста, людям. Ну а если вдруг что, мы за людей заступимся.

Стенограмма Дарьи ГНАШКО

.

.


Комментарии

Комментарии